Вы здесь

О старчестве и послушании
в наши дни

Монах Серафим (Шолков)Находясь на Святой горе Афон, понимаешь, какое имеешь великое благо и бесценное сокровище, приобретаемое через общение с духоносными отцами, истинными старцами, могущими научить тебя правильной духовной жизни. В наше нелегкое время многие люди лишены такой возможности. Многие братья и сестры во Христе пре бывают в тяжелом состоянии, именуемом — духовное сиротство. Они лишены отцовской теплоты и заботы. Действительно ужасно, когда нет у тебя того, кто бы мог с любовью выслушать тебя, дать отцовский совет и может даже строго обличить и утешить, направив душу твою ко спасению. Сегодня многие христиане находятся в поисках духоносных старцев. Хорошо известно, что в мире существует разное отношение к старчеству. К примеру, в Соединенных Штатах Америки, среди некоторых православных христиан бытует мнение, что старческий институт в наше время отсутствует и нет истинных старцев. В России мы встречаем иное отношение к этому вопросу. Здесь верят и знают, что старчество-это древнее явление в Православной Церкви и что старцы и сегодня есть. Старец — это, в первую очередь, отец духовный, тот, кто родил тебя во Христе, или воспринял и вскармливает тебя духовной пищей. Это — опытный человек в духовной жизни, он вовсе необязательно может быть священником, но лишь только опытным монахом. Им может даже быть человек без духовного сана — мирянин.

На Святой Горе Афон есть келии, в которых старец является простым монахом. Он принимает у всех чад своих исповедь, а после иеромонах читает над каждым разрешительную молитву.

Интересно отметить, что отношение к старцам на Святой Горе Афон очень простое, сыновнее, то есть, как сыновей к отцу. А отношение старца ко своим духовным чадам, поистине отцовское, а не формально административное. Старец, это не тот, который старше тебя по возрасту или по сану, но человек, который опытнее тебя в духовной жизни, имеющий дар рассуждения, дар Божий, способствующий правильно вести пасомых. Идя с тобой по пути ко спасению, старец всегда дает совет тебе. Он никогда не будет приказывать тебе или принуждать, но всегда предоставит тебе творить послушание добровольно, основанное на любви и взаимопонимании ради спасения души.

Истинное старчество, покоится на смирении, послушании и молитве. Старец, в первую очередь, взращивает в своих чадах смирение, без которого не может быть правильного послушания и молитвы. Как прекрасно видеть старцев, руководствующихся святоотеческим учением, которое они воплощают в своей жизни. Они научают чад своих не пустыми, отвлеченными словами, но живым примером, исполненным силы Духа, могущим изменить жизнь и привести к главному — смирению и покаянию. Умение смиряться — это пребывание в состоянии нищеты духа, осознании своего ничтожества, понимании, что ты — земля и прах, напрочь отвергнув все иллюзии горделивого «Я». Необходимо уже сейчас понять свое безобразие, бесславие, которое в полной мере откроется, когда будем «во гробе лежати». Будем помнить слова Св. Апостола Иакова «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4.6).

Критерий истинного старчества — смирение. Поистине счастлив тот, кто имеет такого старца. Но несчастны те души, которые попали в сети к лжестарцам, которых в наше время, к сожалению, немало. На Руси у многих православных христиан отсутствует правильное отношение к старцам и истинное послушание. Многие люди превращают старца в кумира. Такое действие Святогорцы называют старцепоклонничеством. Происходит нечто ужасное, создается культ личности, люди почитают и любят его больше, чем Христа.

Доходит до того, что каждый взгляд, слово, движение старца, духовно поврежденными людьми воспринимается, как некое откровение, которое тут же может быть навязано и истолковано его «учениками». Если среди таких людей появляется человек, начинающий духовно правильно рассуждать, то он зачастую подвергается нападкам от них и осуждению.

Хорошо известно, как многие люди, заблуждаясь, воспринимают старца как гуру, у которого есть на послушании «смиренные» чада — ученики, живущие в беспрекословном послушании на условиях тоталитарного режима. Слово таких «старцев» как слово гуру, божественно непогрешимо, как и сам гуру, авторитет которого превыше всякой истины. Сказали — значит сделай, рассуждать нельзя. Величайшая добродетель — рассуждение может рассматриваться такими людьми, как своеволие и непослушание; но если все, что тебе скажут, делаешь, то ты считаешься «послушным», даже если ты нарушаешь заповеди Христовы.

Но есть и еще нечто ужасное и опасное — это восприятие старца в качестве оракула, гадателя, когда к нему приходят узнать будущее. Конечно же, такие православные не говорят, что им нужно всего лишь погадать. Хотя приходилось встречаться с людьми, побывавшими у всех старцев России и Украины и не получившими ответа, которого им хотелось услышать. После этого, они пошли к гадалке. Правда, сказали, что каялись, исповедывались. А что же тогда значат все похождения к старцам? Это поиск прозорливого старца, который бы прямо предсказал будущее, сокрытое от вопрошающего, и приказал: «Женись, продай, купи...» Когда начинает кто говорить таким людям, что истинный старец ставит на первый план спасение души, а не решение земных проблем,-то смотрят на такого с недоумением, как на бездуховного человека или врага спасения. Говоря о неправильном отношении к старчеству, нельзя пройти мимо печального факта младостарчества. Это ужасно позорное явление нашего времени, когда молодые, неопытные в духовной жизни отцы дерзко посягают на Божий дар старчества. Многие из них, скорее всего, просто попустили, чтобы из них сделали «старцев». А ведь это просто. Сначала все бывает безобидно: появляются почитательницы (особенно у нас в России), которые любезно внимают всякому слову, исходящему из уст священника, и начинают величать его, делать из него кумира. Бедный молодой священник порой не может устоять перед соблазном и не пресекает экзальтированного лжепочитания. Наверное, многим понравилось? Особенно, когда говорят: «Учитель, учитель... Старец мой... Вы для меня все» И здесь происходит нечто ужасное. Оказавшись в неловком положении среди нездорового окружения, требующего знамения и ищущего чудес, младостарец начинает играть роль «старца», «чудотворца», «прозорливца», «экзорциста» и.т.п. Это жалкое состояние называется «младостарчеством». Им уже приходится казаться, а не быть. И ведут такие невольные «старцы» двойную жизнь: дома или в келье у них один лик, на людях — другой.

Тогда и появляется желание привлечь к себе как можно больше почитателей, которые бы без всякого рассуждения выполняли любое приказание, именуемое «послушанием». И таким образом зарождается институт добровольных рабов и господ, способный легко превратиться в секту, прикрывающуюся Православием. В наше время многие люди, не имея знаний об истинном послушании, сопряженном с даром рассуждения, слепо подчиняются лжестарцам. Они их боготворят и этим способствуют их приумножению.

Все они требуют большого сострадания, ни в коем случае не осуждения; понимая, что каждому легко можно оказаться в таком положении, если сразу не пресечь лжепочитания. Но надлежит помнить, что настоящий старец никогда не заслоняет собой Истину, которая есть единственный Авторитет. Если же мы встретим «старца», который выставляет себя или свое слово, как безукоризненный авторитет, и при этом требует себе послушания, то мы можем быть уверены, что этот человек не является старцем. Будем осторожны! Будем помнить, что истинный старец никогда не потерпит культа личности, но отвергнет его, как опасное оружие, способное погубить его самого и тех, кто следует за ним.

Если же мы не разберемся и отдадим свою душу в руководство «слепцу», то долгие годы можем ходить в темных лабиринтах, ища света истинной духовной жизни, но так и не найти ее. Однажды вместе с ним мы упадем в яму глубокого духовного мрака, ибо он сам не знает, куда идет, а мы, не рассуждая, в «лжепослушании» идем за ним.

Если с нами такое случилось — опомнимся, оставим слепого вождя и не убоимся, если он даже угрожает нам.

Запомним: перед тем, как вверить свою душу старцу, духовному руководителю, необходимо его испытать в вопросах догматической и нравственной жизни во Христе. Старцу повиноваться и выполнять его послушания необходимо только в Господе.

Если старец сам уклонился от послушания Матери Церкви и начал учить и действовать вопреки ее учению, то такому старцу нельзя повиноваться.

Тем более, если он склоняет к поступкам безнравственным, подкрепляя их ложным учением, гласящим, «не согрешишь, не покаешься», то от такого «старца» нужно бежать, дабы спасти свою душу.

В заключение, автор предлагает вниманию читателя краткую беседу о старчестве и послушании со Святогорскими старцами — схиархимандритами Ефремом и Никодимом.

Вот что говорит старец Ефрем, настоятель Свято-Андреевского скита: «...Послушание принесет и молитву, принесет и пост. Без послушания невозможно стяжать ни истинной молитвы, ни благоприятного поста. Послушание является источником, родителем и корнем и умной молитвы, и поста, и всякой другой добродетели. Послушание Христу и ради Христа, но не какое-то другое послушание в виде человекоугодничества. И не подчинение просто человеку, а правильное послушание, которое выражается в любви к Святому и Троичному Богу. Наша любовь к Богу является первой заповедью Ветхого и Нового Завета, поэтому послушание является источником всех добродетелей. Ради Христа послушание — не старцу-человеку, ибо у нас недолжно быть человекослужения и старцеслужения. Старец не является Христом, ведь и сам старец выполняет послушание. Истинный старец, тот, кто не заслоняет собой Христа. Если сам старец не выполняет послушание, то и мы не будем слушаться старца. Послушание за послушание. Не человекослужение, не старцеслужение. Ни в коем случае, не духовная тирания старца по отношению к послушникам. Наши послушники не ниже нас. Мы не владеем ими, мы ими не управляем, а мы их пасем, мы им служим. Пасу, значит служу. Пасу, значит, умываю ноги учеников и утираю полотенцем. Я — полотенце, я — губка. Мы — не палка, хотя и носим жезл, но этот жезл против демонов. Жезл помогает подняться выше в Рай, и этот огненный жезл против демонов и страстей, а не против людей. Моисейский огненный жезл носит старец. Это — символ духовной власти, но ни в коем случае, не над людьми. Без послушания в Православии мы ничего не достигнем. Это наивысшее выражение первой заповеди Нового Завета. Тот, кто не пребывает в послушании у старца, живет без компаса, и появляется страх за его будущее, за его духовную жизнь...»

А вот что говорит старец Никодим, настоятель монастыря Филофей: «...Самое главное для человека, который желает стать монахом, это богоугодное делание, именуемое послушание. Послушание вмещает в себя всю полноту монашеского жития. Монах должен выполнять послушание со вниманием и рассудительностью. Для некоторых монахов и мирских людей, послушание представляется в искаженной форме, оно трудно для них понимаемо. Они видят в нем угнетение личности, это для них тяжелая ноша, ибо они не знают, что есть истинное послушание. Послушание представляется им в виде некой команды, данной в приказной форме с обязательным исполнением, без рассуждения, как в армии. Это неправильно. Ибо монах пребывает в ином послушании, основанном на величайшей добродетели — рассуждении, которая остерегает его от ложного послушания, способного причинять соблазн и попрать истинное учение Православной Церкви. Истинное послушание учит монаха правильно отсекать свою волю. Пребывая в таком послушании, он получает плод смирения. Плод смирения возродит в человеке другие добродетели. Монах без послушания — ничто, это первая и естественная добродетель в монашеском житии. Преподобный Иоанн в своей „Лествице“ ставит послушание на первое место. Об этом говорит и наш „духовный дед“, „старец нашего старца“ Ефрема — старец Иосиф Исихаст в своей книге „Изложение монашеского опыта“. Эта книга переведена на русский язык. Интересно заметить, что он не говорит о молитве столько, сколько о послушании. Он был великим подвижником 20-го века на Святой Горе Афон. Монахи нашего старца — это блаженный иеромонах Харлампий Дионисиатский, блаженный иеромонах Ефрем Катунакский, старец Иосиф Ватопедский. Это великие исихасты и такими их сделало истинное послушание. Монах, пребывая в истинном послушании, очищается от грехов без больших трудов, без огорчений, без искушений и менее уязвим от дьявола. Такой человек легко стяжает Божью благодать...»

Какое великое благо, что мы еще имеем старцев, через уста которых, Господь научает нас правильному отношению к старчеству и послушанию, предостерегает нас от заблуждения, способного нанести огромный вред нашим душам.

Проявим трезвое послушание зрячему наставнику, опыт и духовное окормление которого приведет к видению своих грехов, покаянию и смирению, способному привлечь Благодать Божью и спасти наши души.

2010 г.