Вы здесь

Личность

Донской казак Алексей Фёдорович Лосев

120-летию со дня рождения

За два с половиной десятилетия, прошедшие с того дня, как Алексей Федорович Лосев покинул земной мир, уникальная роль Лосева в духовной истории прошедшего века выявляется со все большей определенностью, хотя подлинно глубокое освоение его наследия не только как выдающегося историка античной философии и культуры, но и — как величайшего православного мыслителя нашего времени, на наш взгляд, еще впереди. При этом как-то в тени остается такой момент духовной биографии философа, как его казачье происхождение. Между тем оно, по нашему мнению, весьма важно для понимания основных вех его жизненного пути и духовного становления...

Мераб Мамардашвили: «Одиночество — моя профессия...»

Мое одиночество — не драматично. Это, может быть, связано с характером грузинской культуры, в той мере, в какой мы ее достойны и продолжаем идеальный облик какой-то определенной генетики и идеальный образ родины, которым фактически является просто нация. Ведь родина, нация — это не предмет теории, они не могут быть определимы. Все попытки построить теорию нации — абсурдны. Такого теоретического предмета не существует, по определению не существует...
Преподобный Паисий Святогорец

«Своей молитвой он держит мир»

О старце Паисии Святогорце

Старец Паисий — великий святой нашей Церкви, воин, подвижник, молитвенник, человек великой любви к Богу. Дерзнем рассказать немногое из того, что мы видели и слышали, будучи ответственны свидетельствовать о старце, как святые апостолы свидетельствовали о Христе, о Его жизни и чудесах ради помощи всем нам уверовать в то, что Он воистину есть Христос Спаситель, Избавитель мира, и, веруя в Него, мы получим жизнь вечную. Многие люди знали старца и были с ним связаны...

Обыкновенный гений

Борис Викторович Раушенбах

Это был обыкновенный гений. Он прошел весь путь с академиком Королевым от самых первых неудачных опытов с маленькими ракетами и до полета Гагарина. Без его математических расчетов невозможны были космические путешествия; он был также причастен к созданию «Катюш» и самонаводящегося снаряда. Но дело не в этом. Он был настоящим и, может быть, последним энциклопедистом в отечественной науке. Для него не существовало тем, в которых он не разбирался бы глубоко, будь то культура Китая или Древнего Египта, архитектура европейских городов или история христианской Церкви...
Инок Иоанн (Швидун)

В глубине высокого смиренья

Есть на земле такое место: поселок Елизарово в Днепропетровской области. Ничем особым вроде бы и не отличается. Кроме того, что уже много лет едут сюда люди из самых разных уголков Украины и России — сельские жители и горожане, священники и архиереи, каждый со своей заботой. Приезжают часто отягченные и обремененные проблемами, а уезжают просветленные и окрыленные. «Как пчелы летят на запах цветов, так люди чувствуют благодать Божию», — сказал однажды митрополит Днепропетровский и Павлоградский Ириней. Здесь, в Елизарово, сорок семь лет провел в затворе подвижник современности инок Иоанн (Швидун). И уже восемь лет прошло со дня его упокоения...

Несостоявшийся патриарх

В дореволюционной России его называли «Антонием Малым», чтобы не путать с «Антонием Большим», митрополитом Санкт-Петербургским Антонием (Вадковским). Однако его известность и подлинное влияние на русскую церковную жизнь были ничуть не меньше, а, возможно, и больше, чем у «Антония Большого». Фигура митрополита Антония (Храповицкого), первого по счету первоиерарха Русской Православной Церкви за рубежом, до сих пор является камнем преткновения во многих внутрицерковных спорах...

Померанц и изобретение советской интеллигенции

Недавно я нашел у себя коротенькое письмецо, начисто забытую записку от Григория Соломоновича Померанца, еще конца 80-х, в редакцию журнала «Век ХХ и мир». В ней он признается, что недолюбливал Гефтера и вот теперь «берет назад» свои претензии — уже неясно, почему, видимо из-за каких тогдашних текстов или выступлений Михаила Яковлевича. Со своей стороны, и Гефтер слегка недолюбливал Померанца...

Русский Леонардо

Семьдесят пять лет назад, 8 декабря 1937 г., был расстрелян отец Павел Флоренский — одна из самых трагических фигур Серебряного века, представлявшего собой эпоху русского культурного и религиозного ренессанса. В творчестве Флоренского причудливо переплетались религиозный консерватизм и христианизированный платонизм, романтический трагизм, лиризм и символизм, характерные для культурной среды того времени. Он не остановился на общем возросшем интересе к религии и стал священником...

От Сократа до Мераба путь не долог. Они совсем рядом...

Декарт утверждал: мышление есть нечто, чем можно заниматься четыре часа в месяц, а остальное время отводить другим делам. И Мераб любил это повторять. Он знал: труд мысли — это жуткий труд. Мысль доступна человеку только на пределе напряжения всех его сил. («Из мысли мысль не вытекает. В мысли нужно пребывать — усилием»). И если мы, например, действительно поняли мысль Декарта, говорил Мамардашвили, то это означает, что она не случилась тогда, когда он ее высказал, а случается с включением наших собственных актов мысли, которые понимают Декарта и мыслят ту мысль, которую мыслил Декарт...

Особый человек своего времени

Памяти Патриарха Сербского Павла

О служении с Патриархом Павлом трудно говорить так, чтобы это не выглядело, будто бы человек хвалится. Знать Патриарха было привилегией каждого человека, не только тех, кто служил с ним или помогал нести административные обязанности. Он ведь был очень простым человеком, его нередко можно было увидеть идущим по улицам Белграда или едущим в городском трамвае. Те, кто по долгу службы должны были сопровождать его, не один раз возмущались: «Ваше Святейшество! У Вас ведь есть машина!» Но он, по возможности, предпочитал пользоваться общественным транспортом...

Страницы