Вы здесь

Иван Мазепа: архетип
украинского политика

Иван Мазепа
Иван Мазепа

С момента обретения «самостийности» в 1991 году в Украине регулярно встает вопрос о снятии анафемы с гетмана Иваны Мазепы. Справедливости ради стоит отметить, что этот вопрос поднимался и гораздо раньше. В 1918 году патриарху Тихону поступило обращение с просьбой рассмотреть амнистию Мазепе, но оно так и не получило никакого развития. Обе исторические даты относятся к смутным временам, когда распадалось единое славянское государство и на политической сцене Украины появились и обрели силу националистические движения, выстраивающие свою идеологию на основе антирусской риторики. Эти обстоятельства заставляют внимательней присмотреться к фигуре изменника и выяснить причины его исторической живучести.

«Самостийщикам» трудно было найти кандидатуру более подходящую на роль национального героя, чем Иван Мазепа. Разве можно было бы считать таковыми Владимира Красное Солнышко или Ярослава Мудрого? Эти исторические персонажи, скорее, объединяли славянские народы, делали их единым целым на основе общей веры и культуры. А вот Мазепа в самый раз. Украинский гетман, который, согласно новой версии истории, боролся против российского самодержавия и деспотизма, как никто другой подходил на роль кумира сторонников «незалежности».

По большому счету, Иван Мазепа должен быть благодарен Русской Православной Церкви и Петру Великому за то, что имя его осталось в веках. Слава Герострата сделала его знаменем определенной части современного украинского общества. Анафема выделила Мазепу из длинного ряда его предшественников на гетманском месте, которые, как и он, не отличались особой политической принципиальностью. Тактика лавирования, заигрывания с противниками Москвы была у них в порядке вещей. Например, Богдан Хмельницкий, тот самый гетман, который заключил союз России и Украины на Переяславской Раде в 1654 году, воевал до этого с русскими войсками на стороне Речи Посполитой и даже получил за это золотую саблю. Уже перед смертью Хмельницкий вел двойную дипломатическую игру с противниками русского царя — Польшей и Швецией. Преемник Хмельницкого Иван Выговский открыто перешел на польскую сторону, затем заключил соглашение со Швецией и воевал с Россией до тех пор, пока не был свергнут народным восстанием. Следующим гетманом стал сын Хмельницкого Юрий. Он повторил судьбу своего предшественника — перешел на сторону Речи Посполитой, но был разгромлен русским войском и казацкими полками, недовольными пропольским курсом своего предводителя. Особой политической гибкостью отличался гетман Иван Брюховецкий. Он шел на уступки русскому царю, откровенно льстил ему, но не смог удержаться от измены. В итоге внутриполитической борьбы Брюховецкий потерпел поражение и был безжалостно растерзан толпой.

Менее чем полувековая история украинских гетманов до Мазепы поражает количеством интриг и измен. И дело тут отнюдь не в предательстве союзнических отношений с Россией, которая была единоверным, но все же иностранным государством. Измены совершались предводителями казачества и по отношению друг к другу, и по отношению к своему народу. В чем причина такого непостоянства и коварства украинской элиты? Ответ кроется в особенностях той политической культуры и традиций, которые сформировалась на Украине в результате многолетнего польского владычества.

В 17 веке Речь Посполитая представляла собой своеобразную форму государственного устройства — дворянскую республику. Польская шляхта (знать) путем выборов избирала сейм, который, в свою очередь, выбирал правителя страны — короля. Особенности политического устройства Речи Посполитой предполагали ситуативные коалиции, подкупы и интриги, т.е. все то, что, пользуясь современной терминологией, можно было назвать эффективными избирательными технологиями. Эта практика получила распространение и в верхушке украинского казачества, большая часть которой к этому времени «ополячилась», чтобы получить шляхетские вольности и привилегии магнатов (крупных землевладельцев, помещиков).

Самодержавная власть русского царя, не избираемого кандидата, а помазанника Божьего, выглядела для гетманов гораздо менее привлекательной по сравнению с правлением короля Речи Посполитой. Но русский царь был единоверец, а польский король — латинянин и католик. Украинская элита стояла перед выбором между свободой политической и свободой духовной. Именно здесь лежат идеологические корни предательства Ивана Мазепы. Переменчивая политика гетманов во многом объясняется их стремлением лавировать между полюсами дилеммы 2-х свобод. Простой народ такого выбора не имел, он просто стремился к объединению со своими братьями по вере. Не случайно антирусская политика гетманов, их стремление получить политические преференции в обмен на уступки в вопросе веры приводили к народным волнениям и смещению пропольской власти.

Петр I
Император Петр I

Начало активной прозелитической экспансии со стороны Речи Посполитой пришлось на 1596 год, когда была заключена так называемая Брестская уния — объединение Католической и Православной Церквей. Униаты признавали своим главой Римского Папу, но сохраняли богослужение на славянском языке и обряды Православной Церкви. В основном этот процесс затронул западные районы Украины — правый берег Днепра, попавший под длительное влияние Речи Посполитой. К середине 17 века Восток пока сохранял свою духовную и политическую независимость, но эта борьба становилось все труднее и труднее. И все-таки Левобережью удалось отстоять свою свободу, благодаря военной помощи Московского государства. В результате кровопролитных войн восточная часть Украины получила независимость, пусть и под московским протекторатом. Однако гетманы не желали терять свои вольности, продолжая вести переговоры с Польшей и Швецией.

Иван Мазепа был плоть от плоти порождением своей эпохи, типичным представителем вечно лавирующей верхушки казачества. Некоторые историки утверждают, что одной из его любимых книг был «Государь» Макиавелли. Несомненно, что итальянский мыслитель оказал значительное влияние на формирование мировоззрения и политических принципов молодого Мазепы. «…В наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, когда нужно, обвести вокруг пальца; такие государи в конечном счете преуспели куда больше, чем те, кто ставил на честность». Эта цитата из Макиавелли могла стать эпиграфом к политической биографии Мазепы, который отправился ко двору польского короля применять на практике полученные знания. Однако там он не преуспел и вернулся на Украину, где начал восхождение по карьерной лестнице.

О том, какими методами Мазепа добивался достижения своих целей, подробно описано у историка Н.И. Костомарова, которого трудно заподозрить в украинофобских настроениях. Ученый много сделал для становления самосознания украинского народа, посвятив этому вопросу многочисленные исторические труды. Одна из его работ посвящена жизнеописанию Ивана Мазепы. Данная Костомаровым характеристика нравственных качеств гетмана совпадает с идеалом государя по Макиавелли: «Едва ли мы ошибемся, если скажем, что это был человек чрезвычайно лживый. Под наружным видом правдивости он был способен представиться не тем, чем он был на самом деле, не только в глазах людей простодушных и легко поддающихся обману, но и пред самыми проницательными».

Эти качества позволили Мазепе расположить к себе правителей Московского государства. В 1687 он избирается гетманом, а после прихода к власти Петра Великого становится его доверенным приближенным на Украине. Мазепа продержался на месте гетмана 21 год. Рекордный показатель, учитывая, что до этого максимальный срок правления составлял 5 лет. Мазепа принимал участие во всех начинаниях молодого царя: ходил в военные походы, строил крепости, подавлял бунты. За отличную службу Петр наградил будущего изменника орденом Андрея Первозванного, чей девиз гласил: «За веру и верность». Будущему российскому императору неоднократно доносили на Мазепу, но он не верил доносчикам и выдавал их на казнь гетману.

Мазепа верой и правдой служил Петру Великому до тех пор, пока в результате военных и дипломатических побед Карла XII Россия не оказалась в весьма неблагоприятных обстоятельствах. Стареющий Мазепа понял, что это последний его шанс добиться прежней вольности, сыграв на противоречиях Швеции и России. Рассчитывающий на поддержку Малороссии Петр получит сильный удар, если казацкое войско повернет оружие против него и русский царь не сможет устоять под натиском армии Карла XII. В благодарность за оказанную помощь Швеция гарантирует независимость Украины от поверженной Москвы. В этой схеме не было ничего нового. Стратегия интриг и закулисных договоренностей была отложена Мазепой до лучших времен, но не забыта. И вот это время настало.

Орден Иуды
Орден Иуды

Поражение в Полтавской битве поставило крест на планах Мазепы. Как и предшествующие гетманы, он не смог столкнуть братьев по вере. Исключение составила лишь небольшая группа казацкой верхушки, перебежавшей на службу к Карлу XII. Вот что пишет об этом Н.И. Ключевский: «Малорусский народ решительно не пристал к замыслу гетмана и нимало не сочувствовал ему. За Мазепой перешли к неприятелям только старшины, но и из тех многие бежали от него, лишь узнали, что надежда на шведского короля плоха».

На этом завершается история незадачливого политического деятеля Ивана Мазепы и начинается история политического символа «незалежной» Украины. Становлению последнего поспособствовал Петр Великий. Потрясенный коварством изменника, он повелевает провести символическую церемонию разжалования и казни гетмана: повешенье чучела, с которого предварительно была снята орденская лента Андрея Первозванного. Впоследствии Петр распорядился изготовить специально в честь Мазепы орден Иуды.

Но самым страшным наказанием для гетмана-предателя стало не светское ниспровержение, а отлучение от Церкви и вечное проклятие. Анафема была возложена на Мазепу за нарушение клятвы на кресте и Евангелии, данной царю. Кроме того, изменнику вменялся в вину допуск на украинские земли шведов-лютеран, осквернивших православные храмы, и измена православному государю и православному государству.

Духовное и светское проклятие, казалось бы, навеки наложило клеймо позора на образ Ивана Мазепы. Однако, спустя три столетия с момента его предательства, клятвопреступник стал чем-то вроде отца нации для некоторой части украинского общества. Такая метаморфоза стала возможной из-за наращивания влияния антироссийских сил на территории Украины. Клинья раскола вбиваются в тысячелетнюю историю и веру славянских народов. На смену общему прошлому и единой Церкви приходят новые политические мифы и самопровозглашенные патриархи.

В отрыве от России история «самостийной» Украины крайне бедна на великих героев и грандиозные события. Поэтому приходится отмывать и прихорашивать то, что есть. Первым в этом ряду оказался Иван Мазепа, который теперь не клятвопреступник, а борец за свободу и независимость. По его образу и подобию обеляют бравых бойцов дивизии «Галичина». В новой исторической трактовке они не трусливые каратели СС, разбитые в первом же серьезном столкновении с войсками Красной армии, а такие же, как и Мазепа, борцы за «незалежность». К слову, в сонм новых героев теперь входит гетман Скоропадский, с чьего согласия в 1918 году немецкими войсками была оккупирована и ограблена Украина. Действительно, какая разница в том, кого звать на свою землю — шведов или немцев? Главное, не допустить возрождения имперских амбиций Москвы.

«Самостийные» историки Украины сводят более чем тысячелетнее прошлое братских народов к отношениям по схеме метрополия — колония. Такому упрощению исторического процесса позавидовал бы сам Карл Маркс. За скобками остались общая вера, культура, язык и славянская кровь. В новой версии истории Украина является всего лишь одной из провинций Российской Империи, а затем и Советского Союза. Что-то вроде владений Британии в Индии или африканских колоний какой-нибудь европейской державы. Ну а Мазепе, соответственно, отводится роль этакого Махатмы Ганди или, на худой конец, Патриса Лумумбы — борца с проклятым колониальным игом, или оккупационным режимом, если пользоваться терминологией действующего президента Украины В. Ющенко. Будучи с визитом в Грузии, украинский лидер посетил местный музей советской оккупации и заявил, что нечто подобное хотел бы создать у себя на Родине.

Подобные пассажи со стороны президента заставляют усомниться в том, что он знает историю собственной страны. Трудно назвать оккупационным режим, при котором количество печатной продукции на украинском языке превосходило теперешнее, а украинский язык стал вторым государственным, в школах его обязательно изучали все жители Украины/УССР. Этот факт признают даже самые оголтелые противники российского влияния. Еще труднее представить, что украинцы (Н. Хрущев, Л. Брежнев) встали во главе государства-оккупанта. Ивану Мазепе, наверное, трудно было представить, что шляхетские вольности подточат изнутри государственность Речи Посполитой и сотрут некогда могучее государство с карты Европы, а деспотичная Российской империя воссоединит малороссийские земли по обоим берегам Днепра, да еще добавит Крым.

Вместе с созданием новой истории радетели «незалежности» принялись за создание новой веры. В 90-ые годы при активном содействии властей появилась раскольническая организация, претендующая на статус центра «самостийного» православия — Украинская православная церковь так называемого Киевского патриархата. Этот явно политический проект был направлен на создание единой поместной украинской церкви и размежевание с РПЦ. Однако самопровозглашенная организация так и не была признана мировым православием. А её руководитель и идейный вдохновитель Филарет (Михаил Денисенко), будучи преданным анафеме, встал в один ряд с Иваном Мазепой и другим более известным самозванцем — Гришкой Отрепьевым.

Несмотря на продолжительную идеологическую обработку населения Украины, новым властям «самостийной» державы не удается полностью стереть из народной памяти предательство гетмана. Для большей части украинцев, особенно в восточных регионах, анафема остается страшным наказанием за преступление против веры. С этим клеймом трудно претендовать на роль духовного лидера, объединителя нации в рамках поместной церкви. Именно поэтому «самостийная» власть добивается реабилитации Ивана Мазепы. Признание анафемы гетмана ошибкой позволит поставить под сомнение и справедливость отлучения от церкви самозванца Филарета.

Главный аргумент сторонников снятия анафемы с Мазепы заключается в том, что гетман был наказан по политическим мотивам. При этом отмечается, что гетман много сделал для Церкви: жертвовал значительные суммы денег, строил храмы и т.д. В ответ на это можно привести мнение Н.И. Костомарова, который считает, что набожность Мазепы была показной, рассчитанной, прежде всего, на создание положительного образа в глазах народа: «…его религиозность, ограничиваясь наружными подвигами благочестия, носила на себе характер той же внутренней лжи, которая заметна во всех поступках Мазепы…»

Среди современных украинских политиков президент В. Ющенко является самым рьяным поклонником Ивана Мазепы. Он уже немало сделал для увековечивания своего кумира в истории Украины. Ющенко участвовал в молебнах филаретовской церкви в честь гетмана-предателя. Он способствовал переименованию в улицу Ивана Мазепы улицы Январского восстания, на которой находится Киево-Печерская лавра. При содействии нынешнего президента Украины впервые на государственном уровне отмечалось 370-летие со дня рождения Мазепы. Во время визита в Россию В. Ющенко лично интересовался у ныне покойного Святейшего Патриарха Алексия II о возможности снятия анафемы с предателя. В настоящее время президент Украины готовится праздновать 300-летие Полтавской битвы, которая в его указе обозначена как юбилей «военно-политического выступления гетмана Ивана Мазепы и заключения украинско-шведского союза».

Желая на уровне государственных символов укрепить в памяти потомков деяния преданного анафеме гетмана, Ющенко позаимствовал у Петра Великого идею ордена Иуды. Украинский президент учредил свою награду в честь этого же самого персонажа, но дал ей более благозвучное название — Крест Ивана Мазепы. Справедливости ради заметим, что предшественники Ющенко на посту главы государства также пропагандировали в государственной символике образ Мазепы как библейского предателя. Видимо памятуя о 30 серебряниках, первый президент Украины Л. Кравчук одобрил дизайн гривенной банкноты с изображением гетмана-изменника, несмотря на протесты значительной части общества.

Современная украинская политическая элита несет на себе родимые пятна той самой мятущейся гетманщины, олицетворением которой был Иван Мазепа. Интриги, предательства, ситуативные союзы, как и раньше, являются обычной практикой во взаимоотношениях первых лиц государства. Приход к власти «оранжевых» лишь только усугубил ситуацию. Особенно актуальной стала народная мудрость: «Где два украинца, там три гетмана». Как и много веков назад, украинские политики не хотят думать об интересах народа, их заботят только собственные амбиции. Многочисленные очередные внеочередные выборы опустошают казну, но не приводят к каким-либо кардинальным изменениям. Вопрос об отношениях с Россией является разменной картой в предвыборных обещаниях, о которых забывают сразу после окончания избирательной кампании. Даже такой относительно лояльный к России человек, как Л. Кучма, неоднократно заявлял перед выборами о необходимости введения русского языка в качестве второго государственного. Во многом благодаря этому, ему удалось 2 раза избираться на пост президента, после чего он благополучно забывал о своей предвыборной программе. Столетиями ранее именно так поступали гетманы, обещавшие простому народу союз с единоверной Россией, одновременно ведя переговоры о переходе под корону шведского или польского короля.

К сожалению, архетип Ивана Мазепы не только не искоренен, но и всячески культивируется в украинской политике. Во многом этот образ обязан своим долголетием антирусской направленности. Между тем, предательство, совершенное гетманом, было изменой не только по отношению к России, но и по отношению к собственному народу, стремящемуся к единению с православным государством. Забвение веры, отсутствие моральных ориентиров и готовность к достижению цели любой ценой стали составляющими клятвопреступления Мазепы. От того, останется ли присяга президента Украины на Евангелии красивой, но формальной церемоний или она наполнится смыслом и ответственностью, зависит будущее этой страны.

Богослов.ru